Если природа хотела, чтобы мы больше говорили, чем слушали, ей следовало бы дать нам два рта и одно ухо (с)